АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Научные публикации

Кто на сайте

Сейчас 9 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Формы применения и организация управления межвидовой группировкой войск (сил) на театре военных действий

 

 

В современном мире военно-политическая обстановка складывается под влиянием обострения конкурентной борьбы ведущих мировых держав и военно-политических коалиций государств за расширение сфер влияния, контроль над экономическими центрами и обеспечения гарантированного доступа к районам с богатыми природными ресурсами.

 

 

Из опыта новейшей истории, проводимые ВС США и их союзниками операции в Югославии, Ираке и Ливии, преследовали следующие цели:

 

смена политического руководства страны;

установление контроля над энергетическими и природными ресурсами;

перераспределение финансово-экономических потоков.

Что безусловно приводит к разрушению целостной экономической основы государства с возникновением массовой безработицы и падением общего уровня жизни, с достижением конечного результата – принуждение к повиновению страны – объекта агрессии, подъем экономики и обогащение страны-агрессора.

При этом данные цели достигались следующими способами:

создание внутриполитической кризисной ситуации,

всесторонняя поддержка оппозиции для организации массовых беспорядков,

формирование благоприятного мнения мирового сообщества на применение военной силы,

осуществление мероприятия по созданию «бесполетной» зоны в воздушном пространстве – обеспечение абсолютного превосходства в воздухе,

уничтожение ключевых объектов инфраструктуры, нанесение поражения группировкам войск (сил) противника,

захват важных объектов, от удержания которых зависит контроль над всей территорией страны.

Способы достижения целей с применением мер военного характера реализовывались создаваемыми коалициями государств – многонациональными объединенными оперативными формированиями.

Основными формами их применения были операции:

в кибернетическом пространстве;

информационные, специальные;

воздушные наступательные;

воздушно-наземно-морские;

и по стабилизации обстановки.

В настоящее время вектор интересов ведущих мировых государств смещен в Азиатско-Тихоокеанский регион. Геостратегическая важность региона обусловлена его многочисленными энергетическими и природными ресурсами.

Особенностью региона является отсутствие устойчивой региональной системы безопасности, наличие государств со значительным конфликтным потенциалом, многочисленные территориальные споры, демографическая проблема, связанная с критическим уровнем плотности населения в регионе, а также формирование нового центра силы в результате высоких темпов роста экономической и военной мощи государств АТР, претендующих на мировое господство, что как вариант, может привести в перспективе, к решению данных проблем силовым путем.

Особую активность, в последние годы, приобретает борьба государств Арктического совета (Россия, США, Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Финляндия, Швеция) за свободный доступ к ресурсам арктического шельфа, и освоение Северного морского пути, использование которого позволяет сократить экономические и временные затраты относительно южных маршрутов.

Расчеты показывают, что северные запасы нефти позволят обеспечить гарантированное и независимое функционирование американской экономики в течение шестидесяти лет, а в газовом эквиваленте более четырехсот лет. Биоресурсы Северного Ледовитого океана позволят ежегодно удовлетворять потребности населения таких государств как России и США в полном объеме.

При этом кроме стран Арктического совета, на право обладания ресурсами Арктики активно претендуют и другие страны АТР.

Основные направления обеспечения национальной безопасности, определены стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, основным из которых является:

защита основ конституционного строя, прав и свобод человека (гражданина), охрана суверенитета РФ, ее независимости и территориальной целостности.

Для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в области обороны и защиты ее интересов, основными целями применения Вооруженных Сил РФ будут:

завоевание и удержание информационного превосходства над вооруженными силами противника;

дестабилизация социально-политической обстановки и создание условий для прекращения агрессии противником (распада коалиции); дезорганизация государственного и военного управления противника;

контроль над территорией. Защита населения, объектов и коммуникаций от действий сил специальных операций;

нанесение поражения его силам и средствам воздушно-космического нападения в воздушном и космическом пространстве, на земле и на море;

прикрытие пунктов управления государством и Вооруженными Силами, важных объектов экономики, инфраструктуры государства, группировок войск (сил) на театрах военных действий;

завоевание господства (превосходства) в воздухе и стратегической космической зоне;

отражение наступления сухопутной группировки войск противника, удержания важных рубежей (районов, объектов);

разгром противостоящей группировки противника и овладение определенными рубежами (районами).

При этом основными формами применения группировок войск адекватно действиям вероятного противника, станут операции и боевые действия.

Основными способами применения войск (сил) в указанных формах будут:

удары ВТО БД и боевое применение специальных боевых систем;

боевые, специальные и обеспечивающие действия территориальных войск, других войск, воинских формирований и органов;

радиоэлектронная защита и подавление.

Возрастание роли современных, высокоэффективных систем оружия и способов их применения, а также появление новых сфер вооруженной борьбы, делает невозможным проведение самостоятельных операций отдельными видами и родами войск, требуя объединения усилий в рамках созданной в ходе реформирования ВС межвидовой группировки войск, в которую вошли общевойсковые объединения, силы флота и объединения ВВС и ПВО.

В тоже время развитие форм и способов ведения вооруженной борьбы показывает, что успешное проведение операций возможно только согласованными действиями всех силовых межведомственных структур, что требует расширения состава межвидовой группировки войск (сил) на ТВД, способной, адекватно угрозам агрессора, обеспечить военную безопасность на стратегическом направлении совокупностью военных и невоенных методов.

Силы и средства, назначенные решением Генерального штаба, включая воинские формирования федеральных органов исполнительной власти, должны быть, интегрированы в объединенную – «межвидовую, приобретающую статус межведомственной, группировку войск (сил) на ТВД».

Основной формой её применения будет операция на СН, содержанием которой, станут - операции группировок войск (сил) и боевые действия других войск, воинских формирований и органов.

В качестве перспективных операций предлагаю рассматривать операции по блокированию проливных зон, по созданию бесполетной зоны, а также ассиметричные действия, содержанием которых могут быть операции по дестабилизации обстановки, нарушению морской логистики, инспирированию техногенных катастроф и др.

Повышение оперативности и устойчивости управления межвидовой группировкой войск (сил) становится решающим фактором в современной войне.

Системы управления создаваемых группировок должны быть интегрированы в единый контур управления, который обеспечит в реальном масштабе времени получение и обработку данных обстановки, необходимое боевое воздействие на противника всеми (в том числе перспективными) средствами поражения в едином информационном пространстве.

Существующая система управления группировками войск в основном представлена стационарным компонентом, который в недостаточной степени обеспечивает защиту от воздействия современных средств поражения ВТО БД – крылатых ракет воздушного и морского базирования типа AGM-86C и BGM-109, управляемых противобункерных авиационных бомб типа GBU-27, 28 (США), способных углубиться в грунт на 30 м и пробить бетонное перекрытие толщиной до 6 м.

Имеющийся полевой компонент – в основном громоздкий, в его составе недостаточно современных образцов вооружения, ограничен в пространстве при своем размещении, не имеет возможности распределения на местности и, как следствие, более уязвим для высокоточных средств поражения противника.

В перспективе подвижные пункты управления группировками войск должны стать модульными, мобильными, автономными и распределенными в пространстве, что безусловно повысит защищенность, живучесть пунктов управления и непрерывность управления за счет распределения элементов полевого подвижного пункта управления на значительном расстоянии друг от друга, с доступом к единой базе данных.

Работа в едином боевом информационном пространстве обеспечит в реальном масштабе времени ведение разведки целей, обработку данных наблюдений в автоматизированном режиме и выбор наиболее эффективного средства поражения в данный момент для уничтожения объекта (по критерию – эффективность, досягаемость, наличие запасов ракет и боеприпасов, время выполнения задачи и др.).

На перспективу спланирована последовательная работа по модернизации защищенных пунктов управления, принятие на вооружение современных подвижных средств и завершение до 2025 года создания технической основы, которая обеспечит гарантированную устойчивость системы управления межвидовой группировкой войск (сил).

Как наиболее характерный пример применения межвидовой группировки войск (сил) - предлагаю вашему вниманию модель действий по разрешению военного конфликта в островной зоне, связанного с территориальными спорами за часть островов, что особо актуально для азиатско-тихоокеанского региона.

Владение на островах обширными полезными ископаемыми и биоресурсами, при незначительном вложении инвестиций, может значительно поднять уровень жизни населения государства.

Наличие природного газа обеспечит гарантированное и независимое функционирование экономики длительное время.

Справочно:

например, запасы природного газа Курильского шельфа обеспечат потребности России на 200 лет, а объем восполняемых биоресурсов позволит ежегодно удовлетворять потребности населения на 90 %.

В случае утраты суверенитета над островной зоной создается угроза:

территориальной целостности государства;

утраты контроля проливных зон, блокирования и изоляции сил в ближней морской зоне, беспрепятственных действий других государств в дальней и ближней морских зонах;

изоляции группировки войск на полуостровных формированиях;

беспрепятственной разведывательной деятельности других государств в непосредственной близости к континентальной части;

ограничения выхода авиации в воздушное пространство над акваторией океана;

расширения районов промысла биоресурсов иностранными судами в акватории ближней морской зоны;

снижения потенциальных запасов полезных ископаемых.

Начиная с текущего года ряд иностранных государств приступили к реализации программ, предусматривающих ежегодное увеличение ассигнований на оборону и внесение изменений в законодательство.

И сегодня видимое стремление к установлению дипломатических отношений, предположительно рассматривается, как возможность выиграть время для трансформации сил, предназначенных для самообороны, в полномасштабные вооруженные силы, способные проводить операции не столько оборонительного, сколько наступательного характера.

Не исключено, что планомерная реализация новой стратегии к 2025 году может привести к принятию военно-политическим руководством таких стран решения об отстаивании территориальных претензий силовым путем.

Возможная модель действий ВС агрессора предполагает, что до начала агрессии, в рамках информационной и кибероперации, обстановка будет дестабилизирована предполагаемым противником до состояния «управляемого хаоса».

В рамках ведения боевых действий, противостоящие группировки будут стремиться достичь абсолютного превосходства на море и в воздухе, с одновременным нанесением поражения важным объектам военной инфраструктуры. Проведением воздушно-морской десантной операции достигаются цели захвата и удержания важных объектов административной, экономической и промышленной инфраструктуры.

В дальнейшем, с большой степенью вероятности возможно предположить, что после военного вмешательства в островную зону местное население, при формальном объявлении равных демократических прав, будет постепенно вытеснено из органов административной власти, бизнеса, системы образования и переведено в класс дешевой рабочей силы.

Для отражения возможной агрессии, адекватно группировке противника создается межвидовая группировка войск (сил), включающая в себя в том числе силы и средства информационного противоборства и территориальные войска.

В ходе отражения агрессии, важная и главная задача – не допустить потерю островной и части материковой территории.

Силы межвидовой группировки, под единым руководством решают задачи обороны островной части.

При этом действия группировок войск будут следующими:

Группировка авиации и войск ПВО ведет воздушную разведку, отражает удары средств воздушного нападения противника, осуществляет прикрытие критически важных объектов и группировок войск и выполняет задачи огневого поражения противника. Ее применение будет осуществляться в форме боевых действий.

Группировка сил флота решает задачи в подводной и надводной среде в назначенной операционной зоне. В ходе операции на ТВД ослабляет удары противника с океанских и морских направлений, поражает критически важные объекты экономики, инфраструктуры и группировок ВМС противника. Основной формой применения будет операция флота.

Группировки ВДВ и сил специальных операций будут решать специальные задачи в форме боевых и обеспечивающих действий межвидовой группировки войск:

захват и удержание важных районов, рубежей и объектов;

уничтожение (вывод из строя) критически важных объектов;

проведение направленных действий против военно-политического руководства противника, диверсионно-разведывательных действий;

проведение психологических (устрашающих) акций.

Сухопутная группировка войск ведением противодесантной обороны островов решает главную задачу межвидовой группировки войск – удержание территории. В ее интересах в большей степени будет осуществляться массированное применение сил и средств огневого поражения воздушно-космической и морской компоненты.

Отражение высадки морских (воздушных) десантов, их разгром на берегу и срыв эвакуации будет осуществляться боевыми действиями общевойсковых соединений (воинских частей), ударами авиации, огнем артиллерии, боевыми действиями группировки авиации и войск ПВО, операции (боевых действий) сил флота.

Особую актуальность на островах, вне зоны боевых действий, приобретает борьба с ДРГ, ССО противника, в условиях возрастания масштабов их применения. Это обеспечивается организацией и ведением территориальной обороны, как особой формы ведения вооруженной борьбы.

Обеспечение территориального контроля и выполнение задач территориальной обороны гарантировано возможно организовать только комплексным применением всех региональных силовых структур и ведомств.

В операции, необходимо четко увязать действия всех группировок войск (сил) (по целям, задачам, месту и времени), выполняющих одновременно большое количество взаимосвязанных задач различного масштаба, как в интересах всей межвидовой группировки войск, так и в интересах отдельных группировок во всех сферах вооруженной борьбы на ТВД.

Особенно при реализации перспективных форм ведения операции, а также ассиметричных действий.

Для обеспечения устойчивости и непрерывности системы управления требуется оснащение и широкое использование во всех звеньях управления полевых подвижных, корабельных и воздушных пунктов управления, оборудованных инфотелекоммуникационными средствами (и программно-аппаратными комплексами), обеспечивающих возможность непрерывного обновления данных, оценки и прогнозирования обстановки.

В настоящее время имеется ряд проблем в обеспечении:

межвидовой группировки войск сопрягаемыми элементами системы автоматизированного управления;

устойчивой связью разновидовых пунктов управления, включая региональный компонент (МЧС, МВД, ФСБ, органы исполнительной власти).

Это подтвердилось и в ходе работы ОСК в период ликвидации наводнения 2013 года, когда отсутствие адаптированных средств связи и автоматизации для обеспечения передачи информации между органами военного управления округа, органами МЧС, главами субъектов РФ и муниципальных образований дфо не позволило оперативно осуществить обмен информацией и затруднило решение многих вопросов.

Для решения данных проблем в настоящее время уже сейчас формируются региональные центры управления обороной на стратегических направлениях и ведутся работы по созданию ситуационных центров.

Вывод.

Абсолютное восприятие того, что современные войны будут исключительно бесконтактными, скоротечными и проводиться только в воздухе и космосе, может привести в будущем к необратимым последствиям. В целях адекватного реагирования на уровень внешних угроз, необходимо развитие межвидовых группировок войск не только на стратегическом, но и оперативном и даже на тактическом уровнях. Такой подход применения войск (сил) обеспечит достижение поставленных целей и максимальной эффективности в вооруженном противоборстве сторон.

Безусловно, данные проблемы требуют тщательной проработки. Предлагаю Академии военных наук включить исследование этих вопросов в план работы Академии на 2014 год, а Восточный военный округ готов принять самое активное участие.

 

Генерал-полковник Суровикин Сергей Владимирович,
кандидат военных наук
командующий войсками Восточного военного округа

 

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Вы принимали участие в работе Международного Форума "Армия-2019"?

Фотогалерея

Наши партнеры