АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Научные публикации

Кто на сайте

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Итоги деятельности Академии военных наук за 2013 год и задачи академии на 2014 год

 

Уважаемые товарищи!

В истекшем году Академия продолжала выполнять задачи, поставленные Указом Президента РФ № 173 от 20.02.1995 г. об учреждении академии.

На сегодня организационно АВН состоит из 12 московских научных отделений и 17-ти региональных - структура академии показана на слайде № 1.

За истекший год по заданиям Совета безопасности, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, Министерства обороны и других силовых ведомств выполнен ряд научно-исследовательских работ, разработано и издано свыше 800 теоретических трудов и других научных работ.

По результатам проведенных исследований в Генеральный штаб ВС РФ и в Совет безопасности представлены обстоятельные доклады по оценке перспектив развития геополитической обстановки в мире, о системе знаний о войне и обороне страны, о новом характере многофакторных угроз России и организации обороны страны с целью противодействия военным и невоенным угрозам.

В первом отделении под руководством Ю.Я.Киршина выдвигались идеи о космополитическом измерении войн и проблемам международной безопасности, юридических и моральных аспектов военной службы

Во втором отделении под руководством генерала Батюшкина главный упор был сделан на рассмотрение вооруженной борьбы в едином информационном пространстве и сетецентрических методов управления войсками. Ученые отделения участвовали в подготовке новых боевых уставов, в исследовании влияния оружия на новых физических принципах на тактические действия.

В третьем отделении под руководством В.И.Останкова подготовлены обоснованные предложения по качественному развитию СЯС и подготовке мобилизационных ресурсов.

Военно-историческое отделение под руководством Д.Н.Филипповых участвовало в подготовке научных конференций, посвященных 70-летию Сталинградской и Курской битв и других военно-исторических мероприятиях.

В отделении национальной безопасности под руководством генерала Прохожева А.А. основное внимание было уделено исследованию внутренних вызовов национальной безопасности РФ. Издана книга «Национальная идеология и национальная безопасность».

Активно и плодотворно работали военно-морское отделение под руководством адмирала флота И.М.Капитанца, а также отделение ВКО во главе с генерал-полковником Б.Ф.Чельцовым.

Большое значение мы придаем деятельности отделения во главе с генералом Шереметом, которое развернуло исследования в области стратегического и технологического прогнозирования.

Набирают обороты в научной деятельности отделения ВВ и по делам казачества. Под руководством генерал-полковника В.П.Баранова издан труд «Теория строительства ВВ МВД РФ». Члены СКО принимали участие в региональной программе развития Северного Кавказа. Отделение Василия Максимовича Глущенко выдвинуло ряд ценных идей по социальным аспектам развития городов и обеспечения их безопасности.

Особого внимания заслуживают исследования проблематики региональной безопасности учеными Санкт-Петербургского, Башкирского, Нижегородского, Белорусского, Амурского, Казахского, Поволжского отделений. В рамках МАКС-2013 ученые подмосковного отделения (в частности, академик Зубов Н.П. и профессор Чунихин А.Е. участвовали в разработке и представлении макета тренажерно-моделирующего комплекса тактической подготовки армейской авиации.

В Сибирском отделении проведена международная выставка и научная конференция по проблемам освоения Арктики. За исследования в области автоматизации управления руководителю Смоленского отделения М.И.Зернову присуждена государственная премия имени Г.К.Жукова.

В Рязанском отделении заслуживают внимания исследования и разработки по методике обучения и воспитания воинов с учетом нового характера боевых действий, выполненныепод руководством генерала С.А.Слюсаря. Активно работали и другие отделения.

Большую не только практическую, но и научно- исследовательскую работу проводит межгосударственный авиационный комитет во главе с Татьяной Григорьевной Анодиной по обеспечению безопасности полетов в рамках СНГ.

Плодотворно функционировал диссертационный Совет АВН, защищено 7 кандидатских и одна докторская диссертация а также центр оборонных проблем во главе с Н.И.Турко. Несмотря на некоторые финансовые трудности, продолжается издание журнала «Вестник АВН», который пользуется большим спросом. Более подробно итоги работы АВН подведены на общих собраниях отделений.

В целом план работы академии на 2013 год в основном выполнен.

С созданием экспертного Совета при председателе ВПК, АВН более активно подключилась к научной и общественной поддержке ОПК, способствуя ее более тесному научному взаимодействию с Минобороны.

Как и прежде, наша научная работа проходила во взаимодействии с военными академиями, НИИ МО, других силовых ведомств и РАН. Члены АВН активно выступали в печати и других СМИ, ими опубликовано более 1000 статей в различных газетах и журналах. Наиболее тесно сотрудничали с АВН «ВПК», «Красная Звезда», «НВО», «Военная мысль» и «ВИЖ».

АВН взаимодействует с Клубом военачальников во главе с генералом армии А.С.Куликовым, ветеранскими организациями, которые возглавляют генералы армии М.А.Моисеев, В.Ф.Ермаков, ветеранской организацией СНГ,

возглавляемой адмиралом флота А.И.Сорокиным, фондом «Наука XXI» генерала Тимошева, Ассоциацией «Мегапир» во главе с А.Н.Каньшиным, экспертным советом по проблемам ВКО во главе с И.Р.Ашурбейли.

Среди почетных членов академии особо хотелось бы отметить активную творческую работу Маршала Советского Союза Д.Т.Язова, генералов армии Ю.Н.Якубова, В.Н. Лобова, К.А.Кочетова, В.М.Шуралева, В.М.Семенова, В.И. Исакова, И.И.Ефремова, В.А.Прудникова, И.Е.Пузанова, адмирала флота А.Н.Чернавина, маршала артиллерии В.М.Михалкина.

Разрешите перейти к главному разделу доклада – изложению основных мыслей, выводов и предложений, вытекающих из наших исследований.

Прежде всего, об основных угрозах безопасности России и путях противодействия им.

Президент РФ В.В.Путин в Послании Федеральному собранию говорил, что «мир вступает в эпоху потрясений и вопрос, кто вырвется вперед, а кто останется аутсайдером, зависит от воли каждой нации». Надо, сказал он. «чтобы мы отчетливо понимали: ближайшие годы будут решающими, а может быть даже переломными для всего мира, который вступает в эпоху кардинальных перемен, а может быть, даже и потрясений».

Не только научные прогнозы, но и вся реальная действительность, политика и повседневная деятельность ведущих государств подтверждают эти выводы главы нашего государства.

Причем вопрос об угрозах коренной: он определяет отношение к обороне страны не только ВС, но и всего народа.

В последние годы в России появились различного рода экспертные сообщества, научные центры, которые при поддержке некоторых СМИ усилено внедряют в общественное сознание точку зрения, что всякие разговоры о внешних угрозах и тем более военных для России являются надуманными и нелепыми.

Московским центром Карнеги издана брошюра о военной реформе в России, где сказано, что фундаментальным недостатком военной политики и реформы в России «...является то, что их система приоритетов с упором на ядерное сдерживание и воздушно-космическую оборону (предполагающая противостояние и соперничество с США и их союзниками) не отвечает реальным угрозам безопасности, которые исходят с южных направлений, а также связаны с распространением оружия массового поражения и его носителей».

Известный американский исследователь Ричард Вайц считает, что ключевая цель проводимой в России в последние годы реформы «состояла в преобразовании вооруженных сил советской эпохи, созданных для ведения глобальной войны с Западом, и в превращении их в оптимальный институт для ведения успешных военных действий в локальных конфликтах и в борьбе с вооруженными формированиями боевиков.

Однако вице-премьер правительства Дмитрий Олегович Рогозин, который, конечно, лучше осведомлен об этих проблемах, заявил о том, что «Уже десять лет в США прорабатывается концепция молниеносного глобального удара. У американских стратегов появилось видение того, как можно победить другую ядерную страну..., избежав при этом неприемлемого для себя ущерба (ВПК № 49-2013 г.).

Так почему мы не должны реагировав хотя бы на эту угрозу? Оказывается, еще в Библии было сказано: «Когда скажут: мы в безопасности, тогда и настигнет нас пагуба».

К сожалению, пока Россия находится далеко не вне безопасном положении и угрозы против нее приобретают все более многофакторный характер. В геополитическом плане осуществляется долгосрочная политика по сжатию и ограничению интересов России, продолжающееся расширение НАТО, прямой военный разбой на Ближнем и Среднем Востоке и других регионах, наносящих политический и экономический ущерб нашей стране.

Первоочередным остается стремление к установлению контроля над энергетическими ресурсами, в т.ч. и в России. Экспансия готовится не только военно-политическая, но и экономическая. В частности, упор сделан на разработку альтернативных энергетических ресурсов, чтобы лишить Россию доходов от производства и продажи газа и нефти и поставить ее перед угрозой социально-экономического обвала. Даже некоторые отечественные академики и политологи, например, академик Ю.Пивоваров, возглавляющий центр научной информации РАН, открыто предлагают нам отказаться не только от Курильских островов, но и от Сибири и Дальнего Востока, а некоторые ученые Высшей школы экономики предлагают отдать под международный контроль Арктику.

Происходит также перемещение центра деловой жизни и приложения капиталов в Азиатско-Тихоокеанский регион, как следствие этого - перемещение военной силы и баз США и НАТО в центрально-азиатский регион, затрагивая национальные интересы и безопасность России в постсоветском пространстве этого региона.

В условиях многополярного мира России нет особой надобности слишком тесно примыкать к каким-то центрам силы. Надо спокойно и последовательно отстаивать свои национальные интересы, сотрудничая в первую очередь с теми странами, которые заинтересованы в равноправном сотрудничестве с нами.

Если говорить об угрозах обобщенно, то первая группа угроз связана с информационными и другими подрывными действиями, созданием управляемого хаоса с целью провоцирования в противостоящих странах различного рода волнений, свержения неугодных властных структур изнутри и нарушения внутренней устойчивости государства, как это было сделано в Ливии, а в последнее время - в Сирии.

Как: противостоять этим, так называемым, «невоенным угрозам» - так называемой «мягкой силе»?

Президент РФ В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию подчеркнул, что «...Наша страна должна быть суверенной и влиятельной, сохранить национальную и духовнуюидентичность, не растерять себя, как нация». Очень важным шагом, обеспечивающим согласованные усилия всех государственных органов, всех ведомств Военной организации РФ в деле организации обороны страны является разработка Плана обороны страны.

Во внешне! политиш/^Тюлитйко-дипломатических делах,добиваясь становления многополярного мира и утверждения в нем своего достойного геополитического положения, главный упор необходимо делать на выработку крупных, основополагающих, взаимообязывающих международных соглашений, которые гарантировали бы их выполнение и соблюдение национальных интересов России. Особое значение для евразийской интеграции приобретает решение водной проблемы в Центральной Азии, чтобы страны этого региона были более прочно связаны и интегрированы с Россией и между собой.

В соответствии с указаниями Президента РФ в области экономической безопасности первостепенное значение должно придаваться созданию технологически развитой современной экономики, как главного условия устойчивости и жизнеспособности государства, его военной и национальной

безопасности в целом.

С точки зрения противостояния различного рода «цветным» революциям, управляемому хаосу внутри страны особое значение приобретает общественная (внутренняя) безопасность, обеспечение единства и сплоченности народов России, пресечение экстремизма, национализма и других подрывных действий. В связи с этим давно назрела необходимость создания Министерства по делам национальностей, которое состояло бы не из чиновников административного плана, а из наиболее мудрых и авторитетных политических и общественных деятелей.

В соответствии с решениями ВГК и Совета безопасности повседневную координацию деятельности всех государственных органов по противодействию невоенными угрозам целесообразно возложить на Секретаря и аппарат Совета безопасности, соответственно усилив его оперативный состав необходимыми специалистами. Все мероприятия, проводимые по линии МИД, внешнеэкономических связей, разведывательных и контрразведывательных органов Минобороны, МВД, ФСБ, погранслужбы, должны осуществляться под руководством Совета Безопасности и Правительства РФ.

Для повседневной координации решения оборонных вопросов было бы целесообразно, наряду с повышением роли Генштаба в этих вопросах, наделить Министра обороны правами заместителя Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ не только в военное, но и мирное время. Требуется повышение роли правительства в решении оборонных вопросов, особенно в части, касающейся оборонной промышленности. Возникает также необходимость уточнения функций и задач государственных органов, предназначенных для осуществления более эффективного противодействия и отстаивания национальных интересов России в области политико-дипломатической, экономической, информационной, кибернетической и других видовгосударственной и общественной деятельности, осуществляемых «невоенными» средствами и способами.

По Плану обороны страны все вопросы обеспечения военной безопасности, обороны страны вооруженным путем возлагаются на Министерство обороны и другие ведомства Военной организации России.

Но при этом, видимо, невозможно и нет надобности, как это иногда предлагается, жестко разграничивать какие органы должны заниматься решением только военных или невоенных задач. Например, противодействие экономическим или информационным угрозам возлагается на соответствующие правительственные органы, но интересы решения этих задач должны учитываться при военно-стратегическом планировании и в ходе ведения вооруженной борьбы. Во время войны экономическая или информационная борьба ведутся не только специфическими экономическими или информационными средствами и методами, но и путем физического уничтожения промышленных и информационных объектов, как это было, например, в Югославии в 1999 г. и в ходе других войн.

Вторая группа угроз безопасности России порождается тем объективно сложившимся обстоятельством, что ядерное оружие большинства стран, имеющих его, в конечном счете нацелено в основном на Россию.

В ядерной стратегии США в последнее время первостепенное значение придается тому, чтобы рядом упреждающих мер не допустить или сорвать ответный ядерный удар противостоящейстороны. Прежде всего форсируется создание высокоточного стратегического оружия в обычном снаряжении, создаются разветвленная система ПРО и космические средства, способные перехватывать стратегические ракеты, спецподразделения, имеющие задачу еще до войны и с началом войны проникать в тыл противника и уничтожать его стратегические ядерные средства.

В связи с этим с нашей стороны требуются срочные меры по созданию своего высокоточного стратегического оружия в обычном снаряжении, дальнейшее качественное совершенствование стратегических ядерных средств, способных преодолевать ПРО противника, противодействие дипломатическими и всеми другими средствами созданию или ограничению развертывания систем ПРО, способных снизить эффективность применения стратегических ядерных сил с нашей стороны.

Должное внимание необходимо уделять и развитию сил

общего назначения, в том числе в СВ, ВВС, ВКО и'ВМФ, делать главный упор на ассиметричные средства и способы нейтрализации технологического превосходства противника. В первую очередь необходимо преодолеть наше отставание в развитии средств связи, АСУ, разведки, радиоэлектронной борьбы, высокоточного оружия. Не только объявить о их приоритетности, но и обеспечить решительную концентрацию финансовых, интеллектуальных, технологических ресурсов на этом направлении. Нужны соответствующие организационные меры в ответ на создание американского киберкомандования.

Третья группа угроз состоит в ускоренном качественном развитии основных видов вооружения в ведущих странах мира, прежде всего информационных, беспилотных средств, робототехники, преобразующих всю систему боевого применения оружия и военного управления.

В целом при существующих угрозах от Вооруженных Сил требуется первоочередная готовность к решению боевых задач в локальных войнах, конфликтах, антитеррористических операциях и мобилизационная готовность для региональных и других крупномасштабных войн.

Нет полной гарантии того, что войны за обладание основными ресурсами планеты удастся ограничить заранее заданными рамками. При прогнозировании характера вооруженной борьбы будущего надо, конечно, смело заглядывать в будущее, но излишне не фантазировать, а исходить из тенденций развития реальной действительности. В некоторых политических и экспертных кругах либерального толка считается хорошим тоном говорить о том, что никаких массовых сражений с применением большого количества танков и артиллерии больше никогда не будет, будут в основном боевые столкновения в воздухе и космосе в течение нескольких суток и на этом всё закончится. Не состоятельны разговоры о том, что в будущем не потребуется заниматься прорывом обороны, централизованным огневым поражением, что все огневые средства противника должны уничтожаться немедленно по мере их обнаружения.

Даже при самом высокоманевренном характере боевых действий фронт на какое-то время может стабилизироваться и его в ряде случаев придется прорывать, стрелять сразу по всем целям не удастся даже из-за недостатка боеприпасов и тем более чрезвычайно дорогих высокоточных боеприпасов. Поэтому периодически возможно придется прибегать и к централизованному огневому поражению. Если исходить не из идеологических установок, а реальной жизни, не удастся избежать и массированного применения артиллерии и танков. В зоне Персидского залива в 1991 г. участвовало около 10 тыс. танков. Это больше, чем в Берлинской операции в 1945 г., где с обеих сторон участвовало 6300 танков.

Да и борьба с терроризмом не всегда будет связана с действиями только мелких групп. Террористы могут захватывать целые страны и устанавливать там свою власть, как это случилось в Афганистане.

Вооруженные Силы и спецподразделения НАТО участвовали в оккупации этой страны, США, являющиеся самой мощной воздушно-космической державой, в союзе с более, чем 50 другими странами, не то, чтобы за два-три дня, как нам предрекают эксперты, а вот уже более 10 лет не могут закончить затеянную там войну. Известно также, как происходили боевые действия всего несколько лет назад в Южной Осетии.

Когда начинается война или вооруженный конфликт, боевые задачи приходится решать с теми войсками и оружием, которые есть. Кроме того, широкое применение спецподразделений, террористических и так называемых частных военных формирований, миротворческих сил, манипулирование и насильственное вовлечение в конфликты населения создает сложную, запутанную обстановку в зоне военных действий, где необходимо учитывать и решать не только оперативно­тактические, но и многие социально-политические и военно­дипломатические вопросы. Совершенно по-другому встают вопросы охраны коммуникаций, штабов, аэродромов и вообще расположения войск.

Особое значение приобретает ускоренное создание системы воздушно-космической обороны (BKQ). При современном характере вооруженной борьбы центр её тяжести и основные усилия действительно переносятся в воздушно­космическое пространство. Ведущие государства мира главную ставку делают на завоевание господства в воздухе и космосе путем проведения в самом начале войны массированных воздушно­космических операций с нанесением ударов по стратегическим и жизненно важным объектам по всей глубине страны.

Это требует решения задач ВКО не одним, каким-то видом Вооруженных Сил, не только сугубо оборонительными средствами ПВО, ПРО, а объединенными усилиями всех видов Вооруженных Сил с решительным применением активных способов действий, ударных средств и централизации управления в масштабе Вооруженных Сил.

В ходе стратегической операции на ТВД основные задачи по разгрому противника будут решаться не только в ходестолкновения передовых частей, а в основном путем огневого поражения издалека. На примере войны в Югославии и других конфликтов мы видим применение НАТО так называемых неконтактных воздушных операций, когда удары наносятся, не заходя в зону поражения ПВО. Все бои и сражения приобретут рассредоточенный, объемный характер, охватывая все сферы военных действий по фронту, глубине и высоте. В целом операции и боевые действия будут развиваться стремительно, в основном без наличия сплошных фронтов или лишь при временной их стабилизации, носить высокоманевренный характер.

Особое место в системе непрямых действий будут занимать специальные методы ведения войны, начиная с психологических, информационных операций и всякого рода подрывные действия.

И организационная структура войск должна быть приспособлена не только к ведению локальных вооруженных конфликтов, но, если это потребуется, и к выполнению задач в крупномасштабных вооруженных столкновениях. На нескольких ТВД могут потребоваться не только мобильные бригады, но и более мощные дивизионные структуры, а также авиационные, артиллерийские, противовоздушные, инженерные и другие резервные соединения и части для усиления группировок войск на решающих направлениях. В неправительственных организациях, отражающих чужеземные интересы, больше всего вызывает отторжение и осуждение любое упоминание о призыве или мобресурсах, как о каком-то реакционном пережитке прошлого. В то время, как реальные интересы ВС требуют при решениивопросов комплектования войск осуществлять рациональное сочетание призывной и контрактной системы.

Даже в локальных конфликтах войска с первых дней боевых действий несут потери. И во время чеченских событий приходилось спешно собирать людей со всех концов страны, снимая даже матросов с кораблей ТОФ. Для того, чтобы не заниматься такими скоропалительными действиями, нужны заранее подготовленные резервные формирования, которые занимались бы восполнением потерь, усиливали группировки войск на важнейших направлениях.

Некоторые правозащитники настаивают на том, что поскольку не хватает призывников, многие из них не в состоянии служить по здоровью, нужно вообще отказаться от призывной системы, сократить численность Вооруженных Сил. Но это не выход из создавшегося положения. Если так будет продолжаться, то не только служить, но и работать будет некому, не из кого будет брать контрактников. Есть только один реальный путь: надо серьезно заняться здравоохранением молодежи, ввести в школах, хотя бы в сельской местности, бесплатное питание, заняться должным образом допризывной подготовкой молодежи, всем нам всемерно содействовать работе ДОСААФ, спортивных и иных общественных организаций, занимающихся подготовкой молодёжи к военной службе,патриотическим воспитанием молодежи. Мы поддерживаем разработанные Генеральным штабом меры по расширению военной подготовки студентов в гражданских Вузах.

В целом, главная задача в этой области: состоит в том, чтобы возродить в российском обществе значение идей защиты Отечества и воинского долга, формировать соответствующее современным условиям оборонное сознание.

Некоторые предложения по организации управления Вооруженными Силами.

Безусловно, основные положения по организации управления Вооруженными Силами будут заложены в плане обороны страны.

В соответствии с утвержденным президентом РФ новым Положением о Генеральном штабе при планировании стратегических действий Вооруженных Сил будут согласовываться также задачи и порядок действий других войск Военной организации России. Все это должно существенно повысить скоординированность и эффективность действий всех силовых с структур РФ, действующих по единому стратегическому замыслу и управляемых через единый национальный центр управления обороной страны.

Но в области планирования оперативно-стратегического применения ВС, главнокомандования видами ВС просматриваются в будущем не как промежуточные звенья системы управления ВС, а составлять вместе с Генеральным штабом единый интегрированный орган стратегического управления.

Главнокомандующие видами ВС, будучи полновластными руководителями своих видов ВС, должны участвовать в стратегическом планировании применения вида ВС, в создании необходимых группировок войск, отвечать за их строительство, развитие, техническое оснащение, подготовку кадров и войск (сил), всестороннее их обеспечение. А управление военными действиямивойск (сил) видов ВС, выполняющих общие стратегические задачи, может осуществляться только по линии ВГК (в том числе Министр обороны) - Генштаб - объединенные стратегические командования на ТВД. Надо довести до конца дело становления этих командований.

До сих пор упрекают Г.К.Жукова за те суровые меры, которые он предпринял при обороне Ленинграда. А как было ему поступать, если к моменту его прибытия в составе фронта числилось более 600 тыс. человек, а в дивизиях, обороняющих город, 125 тыс. человек, части НКВД в бой посылать нельзя, другие ведомства тоже, корабли вместо того, чтобы сражаться, начали готовить к взрыву. В такой обстановке нет другого выхода, как заставлять всех воевать или все кончится поражением. И в наше время вопрос стоит так: или надо еще в мирное время вводить подчиненность войск всех ведомств единому командованию или война вынудит прибегать к самым крайним мерам.

На территории своей страны и ВДВ и соединения специальных войск не могут воевать в отрыве от командования и войск военных округов (ОСК). Не может же командир любых спецвойск прибыть, например, на территорию ДВО и сказать: посторонитесь, мы тут будем воевать. При всех обстоятельствах в зоне военных действий все войска должны подчиняться единому командованию, которое будет содействовать им, поддерживать действия любых спецвойск.

В связи с этим, самым может быть нелепым и нежизненным нововведением была попытка разделить командирскую вертикальна оперативные и административные функции, когда одна командная инстанция должна заниматься оперативно­стратегическим планированием, управлением войсками (силами) в ходе выполнения боевых задач, а другая - материально- техническим обеспечением, боевой подготовкой войск и другими административными делами.

Ибо невозможно заниматься боевым управлением, не влияя непосредственно на процессы снабжения оружием, боеприпасами, ГСМ, продовольствием и другими средствами. Во время войны у командующих фронтами значительная часть времени уходила именно на решение этих задач, ибо не решив их, он не мог выполнять никаких боевых задач.

С другой стороны, никакой начальник с административными функциями, не зная в деталях замысел операции и нужды войск, ведущих боевые действия, не в состоянии со знанием дела и предметно решать задачи снабжения войск или их боевой подготовки. Представьте себе А.В.Суворова, который прибыв под Измаил вместе с другими боевыми генералами, занялся бы планированием штурма крепости, а другим генералам, не знающим замысла сражения, поручил заниматься обучением войск штурму крепости.

Любой командующий, командир может эффективно выполнять свои обязанности, только будучи полноценным единоначальником, отвечающим за все вопросы, касающиеся деятельности его объединения или соединения.

В пояснительной записке Госдумы к законопроекту о военной полиции сказано, что Военная полиция создается для поддержания воинского порядка в войсках. Но поддержание воинского порядка - это прямая обязанность соответствующих командующих, командиров. Все остальные должны этому содействовать.

Создание и внедрение в Вооруженных Силах сетецентрической системы управления призвано повысить эффективность управления войсками во всех звеньях. Для повышения эффективности работы по созданию автоматизированных средств управления необходимо наряду с созданием соответствующих технологий, совершенствовать методы работы командования и штабов, в первую очередь отказаться от громоздкой оперативной документации. По этому вопросу напрашивается необходимость проведения специального сбора с руководящим составом видов ВС и военных округов и флотов.

Все органы управления, в том числе стратегического звена, необходимо тщательно готовить к выполнению своих обязанностей во время войны. В связи с изменением характера войны нужны и новые формы учений (стратегических игр) с привлечением органов управления Ставки ВГК, правительства, других госорганов, всех ведомств Военной организации РФ, где отрабатывались бы оборонные задачи, связанные с противодействием как невоенным, так и военным угрозам.

О совершенствовании научной работы в интересах обороны страны.

Рассмотренные выше оборонные проблемы в соответствии с новыми условиями требуют глубокой научной проработки в общей системе и проведения комплексных научных исследований ряда сложных военно-политических, военно-экономических,

стратегических и военно-технических проблем

В России проблемами оборонной безопасности занимаются многие государственные научные организации, начиная с Российской академии наук и заканчивая ведомственными научно- исследовательскими учреждениями Минобороны и других силовых ведомств. Ряд задач решает Академия военных наук, академия РАН. Но все они по сложившейся традиции исследуют важные, но отдельные специфические проблемы и не достигается системное исследование проблем оборонной безопасности в целом, исходя из единых военно-политических, стратегических целей и общего замысла их осуществления.

С целью устранения отмеченных выше пробелов и повышения эффективности научных исследований в области оборонной безопасности, представляется целесообразным:

Во-первых, при преобразовании Российской академии наук и всей научной сферы страны, наряду с общими задачами инновационной, технологической модернизации страны, предусмотреть необходимые меры по расширению фронта и по повышению удельного веса научных исследований в интересах обороны страны.

В частности, при реорганизации Российской академии наук, наряду с другими необходимыми преобразованиями, уточнить состав научного Совета по оборонным вопросам и направленность его работы с учетом изменения характера угроз безопасности страны с более широким применением невоенных средств.

Учредить в РАН научное отделение оборонных проблем. Уточнить состав и направленность работы секции оборонных проблем при РАН с тем, чтобы она прослеживала научные достижения в интересах обороны страны в области не только естественных и технических наук, но и (гуманитарных) наук.

Во-вторых, в Министерстве обороны преобразовать Военно­научный комитет ВС в Главный военно-научный комитет Минобороны во главе с заместителем начальника Генштаба, поднять его роль и статус, возложив на него планирование и координацию всей научной работы в Вооруженных Силах и в интересах обороны страны в целом.

Вполне оправданным является также подчинение ГК видов ВС соответствующих научно-исследовательских организаций и вузов.

В-третьих, для системного исследования проблем оборонной безопасности учредить Академию оборонных проблем или создать Центр оборонных проблем при Академии военных наук, предусмотрев его государственное финансирование.

Наконец, при реорганизации научной сферы в Минобороны желательно пересмотреть систему финансирования, особенно в области военно-политических и оперативно-стратегических исследований. Таковы наши основные выводы по итогам проведенных исследований.

Президиумом АВН подготовлен проект плана работы на следующий год. На основе его необходимо разработать соответствующие планы в отделениях, секциях и личные планы каждого члена академии и организовать работу в соответствии с изложенными выше научными проблемами и задачами.

Всем отделениям нужно больше уделить внимания военно­историческим вопросам, в частности, достойному проведению мероприятий, посвященных 70-летию Белорусской и других стратегических операций 1944 года. Основательно готовиться и к 70-летию Великой Победы в 2015 году.

Доклад окончен. Спасибо за внимание!

Президент Академии военных наук генерал армии М.А.ГАРЕЕВ

 

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Вы принимали участие в работе Международного Форума "Армия-2019"?

Фотогалерея

Наши партнеры