АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Фотогалерея

Кто на сайте

Сейчас 23 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Некоторые аспекты возникновения военных конфликтов в Арктике

 

Арктика – уникальный по географическому положению, природным запасам и военно-стратегическому значению регион. Согласно опубликованным прогнозам, здесь находится четверть (90 млрд баррелей нефти, 47,3 трлн куб. м газа, 44 млрд баррелей газового конденсата) мировых неразведанных запасов углеводородов, что в абсолютном выражении эквивалентно 375 млрд баррелям нефти. Самые богатые залежи арктической нефти приходятся на шельф Аляски, а газа и газового конденсата – на шельф Карского и Баренцева морей[1]. Кроме того, Арктика богата углем, большими запасами редких и редкоземельных металлов, минералов, руд и другого сырья, имеющего стратегическое значение.

Важное стратегическое значение имеет и Северный морской путь. По мнению специалистов, для перевозок, осуществляемых в 20 из 24 крупнейших морских портов мира, транспортировка через Северный морской путь даст значительную экономию времени и топлива. Военная ценность Арктики в том, что это наиболее оптимальное место для размещения объектов ПРО, а также стратегических ядерных систем. По мнению зарубежных специалистов, с подводных позиций на северо-востоке Баренцева моря можно поразить большинство важных целей в мире, поскольку здесь пролегают кратчайшие траектории для баллистических ракет в любое полушарие Земли. Особый интерес в этом направлении проявляют США, т.к. контроль над морским, воздушным и космическим пространством Арктики позволит им обеспечить глубокое проникновение в северное геополитическое пространство России, рассчитанное на нейтрализацию российского потенциала ядерного сдерживания в регионе, а также на обеспечение своим средствам поражения стратегической досягаемости территории Российской Федерации.

В настоящее время, согласно современным международно-правовым нормам только пять государств, непосредственно граничащих с Арктикой, имеют права на освоение её шельфа: Канада, Дания, Норвегия, США и Россия. Тем не менее, за последнее время количество претендентов увеличилось еще на 12 государств: Бельгия, Великобритания, Германия, Ирландия, Исландия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Финляндия, Швеция. По некоторым данным претензии на Арктические богатства предъявляют также Китай, Индия и Япония.

Военно-политическая обстановка в регионе остается умеренно напряженной. Она характеризуется наличием большого количества двухсторонних и многосторонних конфликтных и спорных ситуаций, связанных, в первую очередь с разногласиями по делимитации морских границ. В настоящее время практически все страны-претенденты на ресурсы Арктики имеют претензии друг к другу по поводу тех или иных территорий, входящих в зону Арктики. Несмотря на это, большинство приполярных стран реализуют генеральных курс, направленный на юридическое закрепление за собой территорий арктического шельфа, который, в свою очередь, рассматривается США как угроза национальным интересам. Более того, американское экспертное сообщество, при поддержке представителей ВПР США, выдвигает тезис о необходимости добиваться максимальной «интернационализации» как Северного морского пути, так и всей Арктической зоны в целом, понимая под этим получение США возможности свободного использования этих морских транспортных магистралей и природных ресурсов.

Выбранный стратегический курс Вашингтон будет реализовывать и по причине отсутствия у США как юридических, так и фактических возможностей приобретения обширных территорий подводного арктического шельфа. На сегодняшний день американское ВПР не принимает ни один из существующих вариантов делимитации его границ, т.к. в случае практической реализации любого из них США получат не более 10 % существующих арктических территорий, что напрямую противоречит взглядам американского руководства.

Таким образом, стратегическое значение Арктики очень велико, и одной из угроз является возможность развязывания военного конфликта, что подтверждается данными Стокгольмского международного института исследований проблем мира СИПРИ о наращивании военного присутствия в арктической зоне всех стран (кроме РФ[2]) циркумполярного сектора Земли:

1. Канада. В настоящее время для патрулирования арктического региона Королевские канадские ВВС используют 18 противолодочных самолетов СР-140 (Р-3С), которые в соответствии с планами модернизации к 2020 году будут заменены 10-12 единицами новых. Также Канада в полной мере использует 80 боевых самолетов F/A-18[3], базирующиеся на юго-восточном побережье страны. Их основной задачей является перехват российских бомбардировщиков и самолетов-разведчиков.

Более 1,5 миллиардов канадских долларов планируется потратить на второй этап программы JUSTAS (Joint Uninhabited Surveillance and Target Acquisition System), предусматривающей разработку новой системы наблюдения и сбора информации в составе 6 беспилотных летательных аппаратов, предназначенных для патрулирования арктического региона. Кроме того, рассматривается возможность разработки новой региональной системы контроля надводной и подводной обстановки.

В сухопутных войсках до 5000 человек увеличена численность рейнджеров. Для подготовки с 1950 года ВС Канады используют небольшую военную базу в населенном пункте Алерт на острове Эллисмир (крайний север Канады), а в 2007 году в бухте Резолют была открыта новая специальная арктическая тренировочная база.

Для морского патрулирования канадские ВМС используют 15 боевых кораблей и четыре подводные лодки. Патрулирование арктического региона также осуществляется силами канадской береговой охраны, которые имеют в своем распоряжении пять больших и шесть малых ледокольных судов. К 2017 году дополнительно планируется принять на вооружение от шести до восьми больших патрульных кораблей и один большой ледокол. Ближайшая к Арктике военно-морская база находится в Халифакс (Нова Скотия) на юго-востоке страны. К 2015 году планируется осуществить модернизацию военно-морской базы береговой охраны, размещенной в Нанисивик (на острове Баффин), обеспечив тем самым возможность базирования там и кораблей ВМС Канады, решающих задачи в Арктике.

2. Дания. В настоящее время для патрулирования Балтийского моря и Гренландии используются три патрульных самолета, а также самолеты F-16. Рассматривается возможность расконсервации военно-воздушной базы Тхуле в северо-западной части Гренландии.

Военно-морскими силами Дании для патрулирования арктических вод используются три фрегата (в ближайшее время их количество будет увеличено до пяти единиц), не имеющие противоледной защиты. Тем не менее, для решения задач в Арктическом регионе могут применяться принятые на вооружение в начале 90-х годов прошлого века четыре фрегата типа «Фетис» способные колоть лед толщиной до одного метра. В 2004 году были заказаны, а в 2008 и 2009 гг. приняты на вооружение два фрегата типа «Расмуссен», имеющих противоледную защиту. Их задача – патрулирование территориальных вод Гренландии. Третий корабль данного класса планируется к вводу в строй в 2017 году.

3. Норвегия. Большая часть (примерно 60 единиц) самолетов F-16 норвежских ВВС дислоцируется на основной военно-воздушной базе в Бодо. В ноябре 2011 года министр обороны Норвегии дал указания к 2024 году закрыть данную базу и перенести ее южнее в Орланд. Для повышения эффективности действия авиации было принято решение вместо устаревших F-16 закупить к 2018 году 56 самолетов F-35. Тем не менее, существующий и перспективный самолетный парк в связи с небольшой дальностью полета и отсутствием достаточного количества топливозаправщиков не способен вести полноценное патрулирование в арктическом регионе. Также подходящими средствами для воздушного патрулирования остаются устаревшие патрульные самолеты P-3, но их возможности ограничены, а модернизация не предусмотрена.

В 2009 года в северной части Норвегии, непосредственно перед линией полярного круга развернуто самое большое действующее подразделение норвежских ВС «Северная бригада», вооруженное тяжелой техникой.

В начале 2011 года на вооружение Королевских норвежских ВМС поступили пять больших фрегатов типа «Нансен». Наряду с шестью подводными лодками типа «Ула» данные фрегаты способны самостоятельно действовать в арктическом регионе. К 2015 году планируется покупка большого корабля обеспечения, что значительно увеличит дальность деятельности «арктических» фрегатов. Норвежские ВМС имеют на вооружении большое исследовательское судно, оснащенное электронным разведывательным оборудованием, и способное работать в условиях тонкого льда. Норвежской береговой охраной также используются четыре легковооруженных фрегата (три из них имеют вертолетные площадки) и четыре больших фрегата, способных выполнять боевые задачи в Арктике.

4. Соединенные штаты Америки. США располагает двумя военно-воздушными базами на Аляске: ВВБ Йелсон близ Фейрбэнкс и ВВБ Элмендор-Ричардсон близ Анкоридж. На база дислоцируются как боевые самолеты (включая перехватчики F-22), так и самолеты обеспечения и поддержки (включая самолеты ДРЛО и У). Для решения задач патрулирования Берингово моря и Арктики привлекаются самолеты береговой охраны, дислоцирующиеся на острове Кодиак Айленд. ВВС США также используют военно-воздушную базу Тхуле (северо-запад Гренландии), на которой находятся радары по обнаружению пусков межконтинентальных баллистических ракет.

В состав командования СВ на Аляске входят две бригады («Страйкер» и воздушно-десантная), дислоцирующиеся вблизи Анкоридж и Фэйрбэнкс. Также могут задействоваться подразделения Национальной гвардии. В тренировочном центре в Блэк Рэпидс проводится подготовка личного состава для деятельности в холодных климатических условиях (не только для арктического региона), имеются лаборатории и научно-исследовательские центры. Другие части и подразделения СВ США (в том числе морская пехота) имеют ограниченную подготовку и оборудование для работы в Арктическом регионе.

Более 53 многоцелевых атомных подводных лодок ВМС США имеют возможность действовать под арктическим льдом и всплывать из-под него. Специально для деятельности в арктических климатических условиях был разработан новый большой фрегат типа «Легенда», однако он не имеет специальной противоледной защиты. К постройке планируется восемь кораблей данного типа, два из которых в 2010 и 2011 гг. уже приняты на вооружение. Береговая охрана имеет в своем составе три больших ледокола, которые могут достигать Северного полюса в летнее время. Одно из судов находится на модернизации (2009-2013 гг.), второе списано (2010 г.) ввиду недостатка финансирования. В бюджет береговой охраны на период с 2013 по 2017 гг. выделено 860 миллионов долларов для строительства одного большого ледокола нового типа.

Таким образом, военные угрозы Российской Федерации в Арктике сохраняются, и обусловлены не разрешенными проблемами в области делимитации водных границ, растущим интересом государств мира в арктическим ресурсам, а также сохраняющейся тенденцией ряда стран милитаризации региона, связанной как с защитой их национальных интересов, так и с организацией ими международного военного сотрудничества в рамках НАТО.

Одним из теоретических сценариев вооруженного конфликта может стать борьба за раздел месторождений углеводородов на арктическом шельфе[4]. Участниками такого конфликта потенциально являются все арктические страны практически в любых сочетаниях. Тем не менее, вероятность подобного развития ситуации невелика. Наиболее вероятным представляется конфликт в форме столкновения ВМС сторон из-за нерешенности проблем судоходства в Арктике при условии ее освобождения ото льда на продолжительный период.

Кроме того, гораздо более серьезной представляется угроза нанесения кораблями ВМС США (вместе со стратегической и, возможно, палубной авиацией) массированного обезоруживающего неядерного удара с помощью КР «Томагавк» по объектам СЯС РФ. По мнению западных специалистов, такой удар позволит уничтожить значительную часть российских МБР, РПК СН и бомбардировщиков, причем без глобальной экологической катастрофы. При таком сценарии американские СЯС полностью сохранят свой потенциал.

Уровень военной активности рассматриваемых государств будет и дальше расти, в связи с чем российскому ВПР уже в настоящее время необходимо обеспечить надежное функционирование группировок военно-морского флота (и, главным образом, Северного флота) для реализации задач ядерного сдерживания угрозы агрессии против Российской Федерации, а также осуществление надежного контроля государственной границы страны, арктических морских пространств в целях защиты национальных интересов России в Арктике.

Александр Кондратьев
Профессор  Академии военных наук



[1] Делая такое заявление, американские специалисты сразу оговаривают исключительное право США на нефтяные запасы шельфа Аляски, не признавая аналогичного права России на газовые месторождения Карского и Баренцева морей. При этом более 60 % прогнозируемых нефтегазовых ресурсов как раз и приходится на территории, которыми уже владеет или на которые, согласно нормам международного права, претендует Россия.

[2] При этом общее количество средств ВМФ РФ в Арктике по сравнению с 1990 годом существенно снизилось: по боевым надводным кораблям в 6 раз; по подводным лодкам в 11 раз; по боевым катерам в 13 раз.

[3] До 2020 года планируется заменить самолетами F-35

[4] Причиной могут стать и попытки некоторых зарубежных стран ограничить деятельность Российской Федерации на Арктических территориях, например, путем объявления отдельных российских районов Арктики заповедными и запрета осуществлять на их территории любую промышленную и хозяйственную деятельность

 

Наши партнеры