АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Научные публикации

Кто на сайте

Сейчас 23 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Модернизация военно-морских сил Вьетнама: амбициозный дисбаланс, как угроза национальной экономике

Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ) – аграрная страна, расположенная на восточном побережье Индокитайского полуострова, в которой проживают 90,5 млн. чел. По итогам 2011 г. официальная величина ВВП Вьетнама составила 122,7 млрд. долл., при темпе роста 5,9% к предшествующему периоду. Бюджет страны был дефицитным, при доходах 32,8 млрд. долл. и расходах 35,7 млрд. долл. Государственной долг составлял 57,3% от ВВП, национальные золото-валютные резервы - 17,67 млрд. долл.1 Ведущую роль в экономике страны играют промышленные районы Ханоя (на севере) и Хошимина (на юге).

Стратегическую роль в развитии экономики Вьетнама играет экспорт национальной продукции. В 2011 г. объемы экспорта составляли 95,32 млрд. долл., что соответсвует 77,7% от ВВП. Традиционно экспортными товарами выступают природное сырье, сельскохозяйственные и море - продукты, одежда и обувь, бытовая (и несложная) электроника. Ведущими странами-партерами являлись США – 18%, Китай – 11% и Япония – 11%. В свою очередь, импорт (в 2011 г. - 97,83 млрд. долл.) позволяет стране получать продукцию машиностроения, металлоконструкции, оборудование для легкой промышленности. Основные страны-поставщики: Китай – 22,0%, Республика Корея – 13,2%, Япония – 10,4%, Тайвань – 8,6%, Таиланд – 6,4% и Сингапур – 6,4%.

 

Традиционно, Вьетнам не считается морской державой.

Однако, по данным «Review of Maritime Transport»2 на начало 2011 г. Вьетнам располагал 1451 судном с совокупным гросс-тоннажем3 3704 тыс. GT, из которых вместимость 104 танкеров составляла 933 тыс. GT, 130 балкеров – 1079 тыс. GT, 949 сухогрузов – 1367 тыс. GT, 21 контейнеровоза – 131 тыс. GT и 42 прочих судов – 194 тыс. GT. Сопоставляя эти данные, можно заключить, что торговый флот Вьетнама обладает сравнительно небольшими, по размеру, судами, используемые в основном для нужд местных и региональных перевозок4. Справочник «World Port Index» содержит сведения о 16 портах и портопунктах Вьетнама, из которых крупнейшими являются Хайфон, Дананг и Хошимин, расположенные соответственно на севере, по середине и на юге страны. Известно5, что в 2009 г. контейнерооборот вьетнамских портов составлял 4 840,6 тыс. TEU, а в 2010 г. – 5 454,5 тыс. TEU, что обусловливает годовой прирост в 13,1%, при среднемировом показателе равном 13,3%.

Традиционно, Вьетнам не считается военно-морской державой.

И, исторически, это обосновано. Окончательно освободившись от колониальной зависимости в 1954 г., страна была втянута в череду войн, в которых военно-морским силам отводилось третьестепенная, фактически несущественная роль. Флот был оснащен небольшим количеством боевых катеров различного типа, прибрежного и речного плавания. Защиту с моря периодически осуществлял Советский ВМФ, боевые корабли и подводные лодки которого своим присутствием сдерживали потенциальную американскую агрессию. С развитием же кризисных явлений в Советском Союзе эта военно-силовая поддержка постепенно «сошла на нет».

Геополитические трансформации Мира в начале 1990-х гг. и либеральная социально-экономическая реформа Вьетнама в первой половине этого десятилетия, не ставили на повестку дня вопрос о коренной модернизации национальных военно-морских сил. Флот оставался прибрежным, морскую основу которого составляли несколько сторожевых и десантных кораблей, тральщиков и ракетных катеров советской поставки технического уровня 1960-х гг.

Между тем, политический переформат мирового пространства обострил проблему территориальных споров в Южно-Китайском море. Строго говоря, проблема делимитации этого морского пространства сформировалась достаточно давно, в 1950-1960 гг., с возникновением новых суверенных государств в Юго-Восточной Азии. На фоне биполярного мира, она носила узкорегиональный и «вялотекущий» характер, и практически решалась спорящими странами по принципу «fait accompli - свершившегося факта», т.е. силовым установлением суверенитета, используя в качестве главного аргумента дееспособные военно-морские силы.

Новое время внесло в эту проблему свои коррективы, актуализировав «ресурсные споры», как следствие потенциально больших запасов углеводородов в районе о-вов Спратли6, на которые, помимо Вьетнама, претендуют Китай, Тайвань, Малайзия, Бруней и Филиппины. Интересы Вьетнама в этой акватории существенны. Достаточно отметить, что СРВ владеет 21 из 44 крупнейших островков и рифов этого архипелага.

Иной новейшей тенденцией является «проникновение» в этот сектор Юго-восточной Азии стран «внерегиональных стран». США, имея военно-политические союзы с Тайванем и Японией, и военное присутствие на Филиппинах, постоянно содержат в этом регионе группировку боевых кораблей7. Преследуя свои внешнеполитические цели, в 2011 г. Индия начала совместную разработку континентального шельфа Вьетнама, а затем объявила о намерении ввести постоянное военно-морское присутствие в этой акватории. Все это сопровождается расширением дипломатических отношений и традиционными совместными морскими маневрами8, как элементами военной дипломатии. Однако, отсутствие, пусть небольшого, но дееспособного военного флота ставит Вьетнам в позицию, зависимую от «волеизъявления» данных государств, обрекая его на действия с «оглядкой на мировое сообщество»9.

Все это в совокупности актуализировало проблему модернизации ВМС Вьетнама.

Современные ВМС Вьетнама – это самостоятельный вид вооруженных сил, организационно сведенный в четыре военно-морских района, девять бригад боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов, бригаду специального назначения, две бригады морской пехоты и две бригады береговой обороны. Личный состав – 33,8 тыс. чел.10.

По данным «Jane’s» в 2008 г. в боевой состав ВМС входили 2 СМПЛ северокорейской постройки, 5 старых сторожевых кораблей пр. 159, 4 ракетных корвета пр. 1241RE, вооруженные ПКР «П-15», 2 ракетных корвета пр. «BSP-500» и 2 ракетных корвета пр. 1241.8, вооруженные ПКР «Х-35», 4 патрульных корвета пр. 1041 и старые боевые катера: 8 ракетных - пр. 205, и 8 торпедных - пр. 206М и 206Т. Противоминные корабли были представлены 4 базовыми и 2 рейдовыми тральщиками, десантные силы – тремя СДК советской поставки и тремя танко-десантными судами американской постройки. В состав флота входило большое количество прибрежных и речных катеров различного назначения.

В открытых СМИ не приводятся сведения о военно-морской стратегии Вьетнама. Однако, опираясь на здравый смысл, предположим следующие задачи, стоящие перед ВМС Вьетнама (без определения их приоритетности):
- защита национальных интересов в Южно-Китайском море как-то военно-силовое обеспечение гарнизонов в архипелаге Спратли, защита судоходства, рыболовства и морских разработок в исключительной экономической зоне, борьба с пиратством, наркотрафиком и т.п. угрозами;
- сдерживание потенциальной агрессии с моря самостоятельно или во взаимодействии с национальной армией, в союзе с иностранными государствами или без такового;
- боевые действия на море, самостоятельно или во взаимодействии с национальными ВВС, содействие сухопутным войскам в обороне страны на прибрежных направлениях.

Фактическое обновление корабельного состава ВМС Вьетнама началось во второй половине 1990-х гг., приобретением четырех российских ракетных корветов пр. 1241. По-сути, можно говорить о техническом обновлении: в составе вьетнамского флота появились новые ракетные корабли, с большим запасом технического ресурса и модернизационного потенциала, но вооруженные старыми крылатыми ракетами «П-15» (SS-N-2D «Styx»)11.

В последующие годы были приобретены аналогичные ракетные корветы, но уже вооруженные ПКР Х-35 «Уран-Э» (SS-N-25). Это сформировало собой тенденцию качественного оперативно-тактического обновления ВМС Вьетнама. Всего по данным «Jane’s-2008» в составе вьетнамского флота имеются и должны поступить до 12 ракетных корветов с совокупным боевым потенциалом 176 ПКР «Х-35». Известно, что в 2004-2008 гг. Вьетнам приобрел 120 таких ракет, а в октябре 2010 г. было заключено российско-вьетнамское соглашение о разработке ракет «Уран-ЭВ», адаптированных для нужд вьетнамского флота12.

Несомненно, слабым местом этих кораблей является низкий потенциал противовоздушной обороны, представленный наличием на каждом «корпусе» двух низкоэффективных «АК-630». Однако, данный недостаток был учтен еще в СССР: в 1986 г. в качестве опыта на одном из таких кораблей был установлен зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) «Кортик», а так же предусмотрена возможность оперативного переоборудования под новые виды оружия и вооружения13.

Качественным пополнением вьетнамского флота стало поступление двух фрегатов типа «Гепард» (пр. 11661Э) в 2011 г. При полном водоизмещении 2100 т., фрегат данного типа обладает дальностью плавания 3500 миль (14 уз.), автономностью до 20 суток, вооружен восемью ПКР «Х-35», одним ЗРАК «Кортик» и двумя «АК-630», противолодочным оружием и оснащен взлетно-посадочной площадкой с возможностью временного базирования для вертолета.

«Гепарды» обладают существенным модернизационным потенциалом. Известно, что на российских кораблях этого проекта прошли успешные стрельбы ПКР 3М54 «Club-N», проектант рассматривал возможность установления на корабле 100-мм АУ «АК-190»14. Полагаем, что в современности, страны бассейна Южно-Китайского моря не располагают кораблями такого класса, сопоставимыми с боевыми возможностями «гепардов»15.

Состав патрульных сил планируется увеличить за счет корветов пр. 1041.2 «Светляк», с перспективным ростом числа таковых до 10 единиц. Данные корабли являются противолодочной версией развития малых ракетных кораблей пр. 1241, в отличие от которых оснащены дизелями в качестве главной энергетической установки. Опыт советского ВМФ показал, что для решаемого круга задач «светляки» были дороги, как в постройке, так и в эксплуатации16. Приобретение таких кораблей, обладающих посредственным поисково-противолодочным потенциалом и, фактически, не имеющих ударного (противокорабельного) оружия, но нашему мнению, является непродуманной тратой денег17.

Помимо этого, в СМИ сообщалось о возможностях приобретения в Нидерландах четырех фрегатов типа «SIGMA». Кроме этого, Индия выразила готовность помочь Вьетнаму увеличить его военно-морскую мощь за счет постройки кораблей и подготовки военных моряков18. Однако, в овременности (декабрь 2012 г.) это не получило подтверждения19.

Апофеозом модернизации ВМС Вьетнама должно стать создание подводных сил.

Формально, к созданию этого вида сил флота Вьетнам приступил в 1997 г., приобретя две северокорейские СМПЛ сомнительной боевой ценности: не имея торпедного оружия и обладая малой подводной автономностью, эти СМПЛ способны решать ограниченные разведывательно-диверсионные задачи на ограниченной акватории (например, Тонкинского залива).

К фактическому созданию подводных сил Вьетнам приступил в 2009 г., объявив о намерении приобрести шесть ДЭПЛ пр. 636. По существу, 636-й проект, это глубинная модернизация «распространенной по миру» подводной лодки «Kilo». По заявлению проектантов на модернизированной лодке за счет небольшого прироста водоизмещения существенно увеличена подводная скорость (до 20 уз.), повышена подводная автономность, снижена шумность и улучшено радиоэлектронное вооружение. Изюминкой 636-го проекта является наличие на борту ракетного комплекса «Club-S», в зависимости от комплектации способного поражать наземные (ракета 3М-14Э) и надводные (ракета 3М-54Э) цели на дальности 220-300 км20. Первая ДЭПЛ вступила в состав вьетнамского флота осенью 2012 г., а поступление последней ожидается в 2016 г.

Одновременно с этим объявлено о строительстве базы подводных лодок. И хотя, о месте такого строительства в открытой прессе не сообщалось, полагаем, что это будет Камрань, как равноудаленная точка от северных, восточных и южных территорий и акваторий.

В числе иных аспектов модернизации ВМС Вьетнама следует отразить приобретение в 2011 г. двух передвижных береговых ракетных комплексов (ПБРК) «Бастион-П», каждый из которых вооружен двумя сверхзвуковыми ПКР «Яхонт», с дальностью поражения до 300 км. До 2015 г. прогнозируется поставка еще нескольких ПБРК этого типа21.

Обобщая изложенное, заключим, что в современности модернизация ВМС Вьетнама осуществляется по направлению наращивания ударного потенциала, качественного обновления сил и средств флота только в этом направлении.

Так, введение в состав ВМС шести подводных лодок, оснащенных комплексом «Club-S», с ракетами способным поражать наземные цели22, позволит вьетнамскому флоту решать задачи стратегического сдерживания потенциального противника, как следствие возможности удара по его территории.

Перспективный состав боевых надводных кораблей (БНК) позволит обеспечить постоянное присутствие двух-трех БНК в спорных акваториях Спратли, в случае эскалации кризиса - создать резерв с размещением такового на двух-трех оперативных направлениях. Перспективный состав подводных сил позволит обеспечить одновременное присутствие на боевых позициях трех-четырех ПЛ. А вооружение этих ПЛ противокорабельными ракетами усиливает ударную мощь надводных группировок. Не стоит «сбрасывать со счетов» и минно-заградительные возможности ПЛ, как способность провести скрытое и выборочное минирование акваторий потенциального противника. Наличие малошумных ПЛ существенно увеличивает противолодочный потенциал вьетнамского флота. Не вызывает сомнения способность перспективных надводных и подводных сил Вьетнама оказать давление на морские коммуникации потенциального противника в районах стратегических проливов Юго-Восточной Азии. При протяженности морской береговой линии Вьетнама 3260 км, концентрация ПБРК позволяет организовать фронт обороны на 2000 км.

В то же время, нам представляется сложным назвать модернизацию ВМС Вьетнама комплексной. Так, вызывает сомнение противовоздушная оборона территорий, боевых кораблей, мест базирования флота и морской инфраструктуры23. Несомненно-слабой является противоминная оборона национальных акваторий, представленная шестью тральщиками советской постройки, оснащенные средствами разминирования «той эпохи». Практически отсутствуют мобильные средства морского десанта, как элемента усиления гарнизонов в архипелаге Спратли. Нет средств разведки и целеуказания с проекцией на акваториюЮжно-Китайского моря24. Фактическое отсутствие боевого опыта и устарелые средства связи и управления ставят под сомнение способность вьетнамского командования организовать должное взаимодействие между флотом, авиацией и армией25.

Обратим внимание на иные аспекты модернизации ВМС Вьетнама.

Так, по данным российской печати26 стоимость приобретения шести ДЭПЛ пр. 636 составляет 1,8 млрд. долл., двух фрегатов пр. 11661Э – 350 млн. долл., двух ПБРК «Бастион-П» - 300 млн. долл., строительство базы подводных лодок – до 2,1 млрд. долл. Итого, по означенным суммам27 расходы составляют 4,55 млрд. долл. Между тем, в итоге 2011 г. дефицит бюджета страны составлял 2,9 млрд. долл., а дефицит внешнеторгового баланса (как разница между экспортом и импортом) – 2,51 млрд. долл. Сопоставление этих величин ставит под сомнение экономическую самодостаточность перспектив модернизации вьетнамских ВМС.

С другой стороны, в ряде СМИ объявлено намерение Вьетнама перейти к строительству боевых кораблей на собственных верфях. К примеру, это должны стать ракетные и патрульные корветы пр. пр. 1241 и 1041.2, и даже фрегаты пр. 11661Э. Отнесем подобные заявления к излишне оптимистичным. Опыт военного кораблестроения Вьетнама достаточно ограничен - в 1997 г. были построены два ракетных корвета пр. «BSP-500» и несколько патрульных катеров. Реальный опыт судостроения Вьетнама ограничен гражданскими судами28, а из боевых кораблей, можно вспомнить лишь вступление в строй в 2012 г. десантного корабля, по-сути, являющегося небольшим грузопассажирским судном29. Наши сомнения подтверждаются и сообщениями Интернета, в которых рассматривалась возможность импорта еще двух «гепардов» для нужд вьетнамского военно-морского флота30.

Сомнительными, на наш взгляд, являются и возможности обеспечения квалифицированных технической эксплуатации и ремонта вьетнамским флотом таких новых кораблей как подводные лодки пр. 636М. И речь идет не об органической недееспособности вьетнамских подводников в решении данных задач, а об отсутствии исторического опыта национальных военно-морских сил в таких процессах, низкой степени ремонтопригодности подводных лодок этого класса, особенно в повседневных (неприспособленных для этого) условиях….

* * * * *
Но, так или иначе, никто не ставит под сомнение суверенное право Социалистической Республики Вьетнам на развитие собственных военно-морских сил как элемента национальной обороны. Можно лишь выразить сомнение в успехе данной модернизации, определяя ее в современности как «амбициозный дисбаланс» и, прежде всего, как угрозу национальной экономике31.
Однако, с абсолютной уверенностью, можно констатировать факт роста военно-морских вооружений в восточноазиатском регионе32. С абсолютной уверенностью можно говорить о провокационном вмешательстве третьих стран в проблемы региона как аспекте мировой политики, неполном использовании странами этого бассейна дипломатического потенциала мирного урегулирования проблем Южно-Китайского моря, критическом накоплении данных проблем и подготовке к их устранению по принципу «Si vis pacem, para bellum» (лат.: «Хочешь мира – готовься к войне»).

Ю.В. Ведерников, морской инженер,
Владивосток, Россия

1 Данные «The Word Factbook» (https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/vm.html). В последующем, если не указано иное, нами так же используются сведения из этого справочника ЦРУ США.
2 См. Review of Maritime Transport, 2011, р. 181, 191. При этом учету подлежат суда вместимостью более 100 GT. К месту заметить, что «The Word Factbook» приводит существенно меньшее количество морских судов Вьетнама – 579 ед., из которых 23 танкера, 142 балкера, 335 сухогрузов и 19 контейнеровозов.
3 Гросс-тонна (GT) – величина, характеризующая грузовместимость судна, равная 100 куб. футам или 2,83 м3.
4 К примеру, осредненная вместимость одного танкера составляет 8,97 тыс. GT (25,4 тыс. м3), что при удельном весе одной тонны нефти (0,85 т/м3) адекватно 21,6 тыс. т. грузоподъемности. Рассчитанная аналогичным образом осредненная грузоподъемность балкера составляет порядка 25-30 тыс. т., а сухогруза – 2-3 тыс. т. Однако полагаем эти выводы достаточно умозрительными. Это обусловлено отсутствием «под рукой» фактических данных по составу (количеству и качеству) морского транспортного флота этой страны.
5 См. Review of Maritime Transport, 2011, р. 87, 88. Справочно заметим, что по данным указанного источника в 2011 г. контейнерооборот портов Индии составил 8 942,7 тыс. TEU, Индонезии – 8 960,4 тыс. TEU, Таиланда - 6 648,5 тыс. TEU и Филиппин - 5 048,7 тыс. TEU.
6 Территориальной ценностью о-ва Спратли не обладают, составляя в совокупности всего пор. 5 км2 площади. Однако владение каким-либо рифом этого архипелага позволяет спорящей стране установить свои права на прилегающий шельф и его ресурсы.
7 См.:
- Спор за нефть и газЮжно-Китайского моря, доступно на http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/71614/
- Спор из-за островов Спратли: США создают в Южно-Китайском море коалицию, направленную против КНР. Доступно на http://win.ru/geopolitika/1334639391
8 К примеру, в 2010 г., отмечая 15-летие нормализации отношений, Вьетнам и США провели совместные военно-морские маневры вЮжно-Китайском море.
9 Полагаем, что постепенно, по факту событий, Вьетнам становиться составной частью американской модели мироустройства в этом регионе, инструментом стратегического сдерживания Китая в проблемах территориальных споров между Индией и КНР и присутствия китайских боевых кораблей в Индийском океане.
10 См. Вооруженные силы Вьетнама. Доступно на http://www.atrinfo.ru/asia/vietnam.html
11 Несомненно, принятая на вооружение в начале 1960-х гг., в современности крылатая ракета «П-15» является устаревшей моделью. Однако, состояние противоракетной обороны боевых кораблей стран бассейна Южно-Китайского моря не предопределяет боевое применение этих ракет как безуспешное.
12 См. Под боком у дракона: военно-морские силы Вьетнама на современном этапе / Тебин П.Ю. // Независимое военное обозрение. Публикация от 20.04.2012.
13 См. Центральное морское конструкторское бюро «Алмаз». Флоту Отечества. – СПб.: «ЛеКо», 2005. С. 62. В последующем, потенциал такой модернизации был реализован установкой на кораблях ПКРК Х-35.
14 См. сноску выше.
15 Исключением из этого могут быть китайские фрегаты типа «Jiangkai-II» (пр. 054А).
16 См. Центральное морское конструкторское бюро «Алмаз». Флоту Отечества. – СПб.: «ЛеКо», 2005. С. 268.
17 Впрочем, мы не исключаем оснащение (вооружение) этих кораблей противокорабельными ракетными комплексами Х-35 «Уран». По крайней мере, считаем такую модернизацию несложной в техническом аспекте реализации….
18 См. Спор из-за островов Спратли: США создают в Южно-Китайском море коалицию, направленную против КНР. Доступно на http://win.ru/geopolitika/1334639391
19 В рамках данной публикации не целесообразно сравнивать преимущества и недостатки кораблей российской и нидерландской постройки, оставляя это компетенцией отдельного военно- технического и экономического анализа. Однако полагаем, что такая «разносортица» кораблей существенно усложнит техническую эксплуатацию флота.
20 Данные сайта «Штурм глубины», доступно на http://www.deepstorm.ru/.
21 Справочно заметим, что в открытой печати не сообщается о количестве поставленных ракет «Яхонт». Хотя, аналогичный «сирийский контракт» предусматривал поставку 36 таких ракет.
22 Заметим, что публикации в СМИ не содержат сведений о поставке Вьетнаму таких ракет.
23 Хотя это и не компетенция модернизации ВМС. Однако, с учетом географического расположения Вьетнама, глубины удара современных средств воздушного нападения, фактического и перспективного состояниям его военно-морских сил, полагаем эту проблему крайне актуальной.
24 По крайней мере, сведений о вьетнамском импорте средств разведки и целеуказания в открытых источниках не содержится. Наличие в составе морской авиации нескольких патрульных самолет, это, конечно же, «не зачет»….
25 Надо признать, что Вьетнам не располагает историческим опытом боевых действий на море в целом, в т.ч. и в современном формате «воздушно-наземно-морской операции» в главном. О приобретениях Вьетнамом современных средств связи и управления в открытой прессе не сообщалось…
26 См.:
- Под боком у дракона: военно-морские силы Вьетнама на современном этапе / Тебин П.Ю. // Независимое военное обозрение. Публикация от 20.04.2012;
- Рейтинг ЦАМТО 10 экспортных контрактов России. Доступно на http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/66308/
- http://topwar.ru/6414-pbrk-bastion-i-ego-osnovnoe-oruzhie-pkr-oniks.html)
27 При этом не учтены расходы на строительство еще двух фрегатов пр. 1661Э, приобретение нескольких ПБРК, пополнение флота ракетными и патрульными корветами, etc.
28 См. http://www.vietnamnews.ru/marine.html. К месту заметить, что ведущей судостроительной компанией Вьетнама является «Vinashin», созданная в сотрудничестве с южнокорейской «Hyndai» и японской «Mitsubishi». Несколько судов на этих вервях было построено на экспорт в страны ЕС и в США.
29 См. http://www.military-informant.com/index.php/flot/1456-hq-571.html
30 См. пр.11661 Гепард – GEPARD. Доступно на http://militaryrussia.ru/blog/topic-438.html
31 Согласимся, что возможность покрытия финансовых расходов модернизации ВМС Вьетнама может быть осуществлена разного рода рассрочками, отсрочками, кредитами и т.п. Это позволяет решить проблемы модернизации, но не устраняет, а усиливает угрозу экономической самодостаточности государства.
32 Что будет рассмотрено в наших последующих статьях на примерах военно-морского строительства стран этого региона.

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Вы принимали участие в работе Международного Форума "Армия-2019"?

Фотогалерея

Наши партнеры